Вторник, 22.08.2017, 14:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Публикации | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Меню раздела
Разное [3]
Публикации смешанных и неопределенных жанров
Эссе [1]
Публикации свободного авторского стиля.
Репортаж [0]
Интервью [1]
Заметка [1]
Публикация в формате "короткой статьи"
Поделиться
Объявления
Поиск
Опрос
Чего российским СМИ не хватает?
Всего ответов: 34
Объявления
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Открытый Журнал
Главная » Статьи » Жанры » Интервью

Но правда все равно вылезла наружу
В студии РБК - эксперт по эффективности авиационных комплексов Вадим Павлович Лукашевич.



Таманцев: Версия о боевом самолете появилась у нас практически через несколько часов после крушения. Даже очевидцы в нашем эфире заявляли, что якобы за лайнером летел самолет...

Лукашевич: ... Су-25.

Таманцев: Да. Но затем эксперты уже, военные эксперты, опровергли саму такую возможность, потому что Су-25 он якобы не поднимается на такую высоту. Но вот буквально вчера в нашем эфире был господин Клинцевич, и он как раз об этом и говорил.

Лукашевич: Нет, Су-25 поднимается на такую высоту...

Т: На 11 тысяч?

Л: Но ему не надо подниматься на такую высоту: для того, чтобы достать самолет, такой высоты и не надо. Но дело в том, что Су-25 - это штурмовик. Идеология этой машины - это работа по земле, это непосредственная поддержка войск на поле боя. С пушками *** снарядами, бомбами и так далее. Сбивать самолет на высоте 11 тысяч с помощью Су-25 - это просто несерьезно, понимаете? У Украины есть перехватчики Су-27. То есть, если уж сбивать, то сбивать перехватчиком, который на это и настроен. Мы же не чешем правое ухо левой рукой! То есть, на мой взгляд, это несостоятельно. Более того, я бы хотел просто посмотреть на тех очевидцев, которые с земли самолет, который, ну 15-20 метров на высоте 11 тысяч, и они безошибочно определяют его марку. Я, например, не возьмусь.

Т: Нет, марку не определяли - говорил, что просто якобы летел...

Л: Нет, марка была с самого начала, на телеканале "Звезда"...

Т: Мы говорим только за то, что происходит у нас на канале.

Л: Хорошо.

Т: То есть, Вы хотите сказать, что в Министерстве обороны российском работают непрофессионалы, делая такие заявления?

Л: Нет, безусловно, профессионалы. Но хочу сказать важный момент. Смотрите, идет вооруженное противостояние, идет, соответственно, информационная война. По большому счету, Россия является стороной конфликта, это надо четко понимать. Поэтому вывод о том, кто виноват, должны делать совершенно независимые организации. Международные, в частности. Если у нашего минобороны есть реально какие документы, записи и так далее, то они должны передать это в международные службы, и вердикт будет выноситься там. Потому что украинские диспетчеры, которые контролируют небо Украины, у них тоже есть записи, у них тоже есть какие-то документы, которые они тоже будут передавать.

Что касается непрофессионализма, мы должны понимать, что в этом вопросе техники очень мало и очень много политики. Можно привести пример, когда Украина сбила...

Т: Насколько я понимаю, сейчас вопрос не в политике. В министерстве обороны говорят, что предположительно это был штурмовик Су-25, но вы как эксперт говорите, что Су-25 работает по земле...

Л: Он работает по земле - он не работает по воздушным целям в верхней полусфере...

Т: что работать по воздуху для него это нонсенс.

Л: Это очень сложно!

Т: Поэтому я и говорю: в минобороны работают непрофессионалы, делая такие заявления в условиях опять же информационной войны?

Л: Вот эти профессионалы, которые в министерстве обороны, когда мы сбили Боинг корейский в СССР, тоже долго доказывали и тоже были генералы с массой звезд, с указками, представители Генштаба - о том, что был разведчик, что он входил в наше воздушное пространство, что он выходил, что это была целая операция по обнаружению наших пунктов наблюдения и координации, там были схемы спутников... Но правда все равно вылезла наружу.

Понимаете, вот сейчас вообще вопрос "кто виноват?" - это не наш с вами вопрос...

Т: Мы не выясняем сейчас кто виноват...

Л: ... и даже не министерства обороны. Сейчас каждая сторона, которая может что-то привнести в выяснение причин, должна это сделать и все должны это отдать независимой экспертизе. И уже она будет решать, кто виноват. Потому что Вы совершенно правильно говорите, что наши военные говорят одно, а украинские военные говорят другое.

Т: Но почему наши военные, хм, высказывают такие версии, которые разбиваются о первого же военного эксперта?

Л: Ну, это вопрос не ко мне - это вопрос к нашим военным!

Т: Я так понимаю, в условиях информационной войны делать несостоятельные заявления - это играть на стороне противника.

Л: Этот военный, который сейчас говорил в эфире, он говорил, что "там нет системы гос. опознавания". На военных самолетах есть система госопознавания? И мне странно от многозвездного генерала слышать, что не смогли определить что, кто и чей? По крайней мере, если он не отвечает на нашу российскую систему госопознавания, значит, это уже не наш самолет. Если он не отвечает на киевские запросы, значит, это не киевский самолет. Понимаете?

Т: Угу. Скажите, а по характеру повреждений эксперты могут определить, какой ракетой, с земли или с самолета был уничтожен...

Л: Вы знаете, по характеру повреждений можно четко определить тип боеголовки. То есть, фугасная, осколочная и т.д. Дальше, можно...

Т: И из какой установки?

Л: Нет. Практически нет. Можно понять или оценить примерную мощность взрыва.

Т: А как же в 2001 году, после серии экспертиз, определили, что ракета, сбившая лайнер "Сибири" - помните, да? -

Л: Угу.

Т: ... была выпущена с комплекса С200-Б, по-моему?

Л: Ну, дело в том, что тогда как бы и не возникало вопросов, какой это комплекс. Ведь сейчас, понимаете, в чем проблема? Сейчас не проблема тип ракет...

Т: По-моему, тогда тоже был не меньший вопрос...

Л: ... сейчас вопрос, откуда она стартовала, и кто нажимал эту кнопку? С типом ракеты, мне кажется, уже единодушие полное. Более того, вот сейчас мы говорим, что не можем или можем найти черный ящик...

Т: Единодушие полностью без данных экспертиз?

Л: Ну, это очевидно.

Т: И каждый знает, кто сбил, и каждый знает...

Л: Не-не-не, что сбили ракетой! Сейчас ни у кого нет сомнений, что сбили ракетой. Сейчас главная интрига...

Т: Ну, у министерства обороны российского есть, хм-хм, как мы видим.

Л: Ну, тогда надо было приглашать... Понимаете, министерство обороны России - это тоже сторона конфликта. Потому что эти люди в Донбассе воюют нашим оружием, в том числе. Вопрос только в том, им передавали эти комплексы или не передавали. Если не передавали, то это украинский комплекс. Если передавали - это наш. А какой комплекс, марка, тип - не вопрос! Более того, на самолете четко видно поражение шрапнелью. Понятно, что это осколочно-фугасная часть. Соответственно, исследование обломков даст понять, откуда она прилетела, из какой полусферы, каким лучом эти осколки разлетались...

Т: Хорошо, я немножко перефразирую вопрос: данные с радаров, которыми пообещали поделиться военные, - насколько надежный источник? Можно ли их каким-то образом скорректировать?

Л: Не готов я сейчас отвечать. То есть, подкорректировать, в принципе, можно все. В наш современный век можно сделать все. Но мы должны понимать, что у той стороны, я имею в виду у Киева, тоже есть свои радары. Для этого и нужен непредвзятый источник, которым, как я понимаю, сейчас становится ИКАО, который и будет определять эти данные. Другое дело, мы должны понимать, что ИКАО обычно задействовано при расследовании катастроф, чтобы понять причину, что там на борту вышло из строя. Сейчас же причина совершенно понятна. Поэтому сейчас возня вокруг черных ящиков: у кого они, где они и т.д., - она, по большому счету, сейчас непринципиальна. Потому что черные ящики нам покажут, о чем говорили пилоты, какое было давление и т.п.

Т: Опять же в 2001 году, помните, как раз запись разговоров пилотов, когда кто-то крикнул "Куда попала? Куда попала?" тоже сыграла свою важную роль в расследовании.

Л: Дело в том, что у таких ракет радиус поражения - десятки метров. Неважно, куда она попала, она вообще могла...

Т: Но я имею в виду сам факт, что пилоты говорили и кричали "Куда попала?", и это говорит за то, что самолет был сбит ракетой.

Л: Ну, что сбит ракетой, это понятно и сейчас: шрапнельное поражение, вопросов нет. Другое дело, что черный ящик покажет, видели пилоты или не видели [самолет]...

Т: Хорошо, Вы лично к какой версии склоняетесь?

Л: Ну, моя версия не понравится большинству телезрителей, поэтому давайте дождемся все-таки официальных независимых экспертиз.



Источник: http://www.youtube.com/watch?v=L13uJ9nhTdE
Категория: Интервью | Добавил: KVV (22.07.2014) | Автор: Таманцев
Просмотров: 969 | Теги: Безопасность, ложь, РБК, Боинг, Эксперты | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © "Новая Россия", 2009-2017